12:12 

Доверие

Цесс
Отымевши морально обласкаю орально

Что есть в нас и что есть мы? Это тот самый вопрос, который,наверное, лучше никогда не задавать вслух. Множество демагогии и философии приходитна ум в самые необычные моменты нашей жизни. И кто бы мог подумать, что когдамолящие глаза смотрят на меня с просьбой и вечной преданностью, то я подумаю обэтом. Что есть мы? Что есть суть нас и мира? Может быть все мы – рабы? Онасмотрит на меня как на Бога. Да, сейчас я ее Бог, а сотни фанатиков поднимаютруки к деревянным статуям распятий и смотрят на них так же. Это возбуждает,умиляет, и дает необычайное чувство контроля и собственного превосходства. Сейчас– я бог. Ее маленький Бог. Единственный Бог, который может удовлетворить еежелания. Она знает, что я ее слышу. Она знает, что я могу дать ей все.Интересно, а ходит ли она в церковь?

Нежная прядь ее волос скользит в моих пальцах, я ласкаю ихнеторопливо, медленно, нежно. Это слишком интимно, но слишком роскошно, чтобы япозволила себе остановиться. Ее встряхивает от того, что я провожу прохладнымикончиками пальцев по ее плечам, влажной спине, и хлопаю по ягодице. Красноватыйотпечаток моей ладони мигом расцветает на ее нежной коже. Мне хочетсянабросится на нее, но видеть в ее глазах такую преданность и верность мнехочется сильнее, чем удовлетворить собственные желания. Мне навсегдазапомнилось высказывание одного саба, когда я булла еще не настолько хорошознакома с БДСМом. «Ты думаешь что большее удовольствие получает Доминант, нокто кричит о том как ему хорошо?».

Этот красный отпечаток первый, в череде множества. Из меняхреновый бондажист, но выбраться ей не удастся, просто потому что я собственнуюнелюбовь к связыванию всегда восполняю старательностью и упертостью, так что,кажется, она даже на сантиметр не может отодвинуться от неизбежной экзекуции. Впрочем,я возьмусь утверждать что она не столько неизбежная, сколько долгожданная. Илии то и другое? Не важно. Флогер ложился на ягодицы мягко, делая ихнежно-малиновыми. Я вижу, как сильно ей это нравится. Она сжимается,постанывает, расслабляется, и плачет. Много плачет от непереносимостинаслаждения. Я помню, как я не вынесла ее слез тогда, в первый раз, как я слишкомбоялась напортачить, но, но после я все же научилась распознавать когда онаплачет от наслаждения.

Она стонет, скулит из-за кляпа, ее трясет мелко-мелко, азначит, пора переходить к более тяжелой фазе, но несколько позже. Я знаю еетело лучше, чем даже на сама, и конечно же я хочу точно так же знать ее душу.Все просто. Однако то, что она не позволяет мне этого – угнетает. Не простоугнетает, а до неимоверности. Настолько, что я готова бросить ее радисобственного душевного спокойствия. Я готова продать эти драгоценные минуты нато, чтобы она доверяла мне не только свое тело. Это омерзительно похотливо –когда тебе доверяют одну ценность и прячут как от вора другую.

Плетеная семихвостка «кошка» в умелых руках превращаетрозовый, нежный цвет в вызывающе алый. О, да, как бы я хотела взглянуть на то,как ты будешь ходить без трусиков с такой красной попкой в устрашающе коротком платьице,из-под подола которого будет видна эта соблазнительная краснота. Я бью несильно пока что, но постепенно удары набирают силу как и ее крики и стоны.Довольно один раз провести пальцами меж ее ягодиц, чтобы точно узнать что ейэто непереносимо нравится, но мне этого даже делать не нужно, потому что еевлага мне хорошо видна при свете свечей.

Что мы есть? Что есть суть каждой нашей секунды? Что естьбольшее в ее глазах, что скрывается за поволокойудовольствия и алыми от смущения щечками? Что она снова и снова прячет от меня?Мои руки опускаются в ледяную воду. В комнате безумно жарко от свечей и кажетсяпросто безумно от их запаха. Мои руки остывают стремительно, и одногоприкосновения к самому горячему месту – ягодицам – хватает для того, чтобы оназабилась почти что в оргазме между удовольствием и обжигающим холодом и болью. Провестипо рукам неторопливо, погладить спину, сжить ледяными пальцами соски и добитьсяочередного невнятного и сбивчивого мычания. Открой мне свои тайны…

Ротанговая тростью легла в прохладные пальцы прекрасны. Онаготова к этому – это видно по маслянистому взгляду. Удары небольшие, но со значительной оттяжкой. Я вижув зеркале те секунды, когда боль проникает в ее голову и растекается в нейудовольствием настолько острым, что кажется непереносимым, но она терпит, наслаждается.. Трость тяжелее чемплеть в руке и удары приходиться наносить медленней. Новый ритм сводит ее с умаи, наконец, она бьется едва ли не в истерике – я вижу что теперь хватит. Еегубы припухли изумительно от кляпа, она задыхается в удовольствии, пока я глажуее тело неторопливо, позволяя надышаться всласть, и она кончает в моих руках,отдавая мне сполна все то, что у нее есть.

Несколько секунд спустя, полностью свободная она целует менянеторопливо и дрожь пробегает и по моему телу – этого достаточно чтобы я кончилабезо всякой стимуляции, потому что она просто целует меня все с тем жедоверием, и я приказываю времени встать, чтобы не видеть то, как ее преданностьи доверие растворяться в коктейле повседневности.

Что мы есть? Что нами движет? Это не столь уж и важно. Мылжем и прячем друг от друга самое ценное. Мы показываем это, как дети, даемвзглянуть на свое сокровище краешком глаза, но ни за что им не поделимся. Мы будем рабами нашей веры и будем искать себеБога до тех пор, пока не найдем идеал. Ну что ж, а теперь, пора возвращаться вкаждую секунду и с уверенностью смотреть в ее недоверчивые глаза, уговариваясебя, что если и после следующей сессии она не откроется мне, то я просто уйду,а пока…

 


@темы: BDSM, NC-17, R, mini, Ориджиналы, Фанфикшн, Фем слеш, неотбечено, юри

URL
   

Jack Frost

главная