Цесс
Отымевши морально обласкаю орально
Глава 2. Голод.
К огромному сожалению Джареда, встретить утро с новой игрушкой – посреди ночи ему пришла смс что на его фирме, которой он владел, и там где он работал, кто-то через сервер пытается пробить защиту и скачать важные архивные файлы. Разумеется, Падалеки ничего не оставалось кроме как подорваться и поехать к лучшему компьютеру, которым он владел – в город. По пути он посмотрел на мальчишку и вздохнул – кажется, тому придется потерпеть, пока он не вернется.
Джаред умчался, и не оставил никакой записки, ни знака о том куда он уехал и когда он вернется по нескольким причинам - во-первых это время, пока пытаются взломать его сервер, во-вторых, он и сам не знал когда вернется, ну и в третьих - он не обязан отчитываться рабу в том, что он собирается делать. Он собирался закончить там как можно скорее, ведь он не был извергом.
Утро наступило для Дженсена неожиданно. Его разбудила боль, поутихшая и не такая острая, как она была вчера, но все же крайне и крайне неприятная. Он с удивлением обнаружил, что верзила его перебинтовал, ведь в доме никого больше не было. Цепь он обнаружил скорее со смирением и тут же попытался выдернуть ногу из неприятного обхвата железа, однако его «хозяин» знал, что делал, и ему не удалось освободиться. Парень обследовал свои владения. Ему принадлежал небольшой матрац, где он провел ночь, ночной, по виду, горшок, крышка которого была закрыта на замок, миска с водой, и еще одна - с едой, «собачья» - брезгливо определил Эклз. И небольшой кусочек бумаги на полу.
Он взял его в руки и раскрыл. На белом клочке бумаги было всего несколько строк.
«Я на работе. Будь хорошим мальчиком. Хозяин»
Парня буквально передернуло от этого послания, и он смял его в руке. Он сел на матрац и принялся ждать. Минуты текли невообразимо долго, словно в час по чайной ложке, и постепенно Дженсен почувствовал голод. Поначалу совсем легкий, так, червячка бы заморить. Этот голод был легко игнорировать, но постепенно он нарастал. Эклз решил себя чем-нибудь занять, просто чтобы не думать о голоде, но заделия он придумать не мог. Тогда он решил придумать план побега, или хотя бы как сообщить хоть кому-нибудь о том, что он похищен, но тщетно – он был заперт в клетке, а ты была привинчена к полу, поэтому ее нельзя было даже сдвинуть.
От отчаяния есть захотелось сильнее. Дженсен не мог себе найти места и наматывал круги в доступном ему пространстве. Голод усиливался с каждым мгновеньем. Дженсен чувствовал словно его желудок начинает поедать сам себя, и снова взглянул с брезгливостью на собачью миску. Каша. Словно в ответ на его мысли за окном послышался собачий лай. «Ну своих псов то он точно не бросит, и наверняка вернется» - решил Дженсен, а потом неожиданно подумал что этот псих может просто ждать за дверью чего-то особенного, и его псам голодать в это время точно не придется.
В мозгу всплыла фраза «Будь хорошим мальчиком» и Дженсен задумался, что бы это могло значить. Вчера его пороли до того момента пока он не признал этого верзилу Хозяином, так может и сегодня то же самое? Он набрал в грудь воздуха и тихо прохрипел:
- Хозяин… - горло начало саднить, и его пронзила боль, такая сильная что раздумывать было некогда, и он кинулся к миске с водой и принялся жадно пить. Отпустило. Даже голод слегка поутих.
Но это было ненадолго. Дженсу показалось, что это замечательное чувство не-голода продлилось всего пару мгновений, и оно накатил с новой силой. Пить он побоялся, понимая, что если он будет много пить, то тогда ему придется где-то мочиться, а горшок был закрыт на замок. Мучительная борьба с собой, с собственной брезгливостью продолжалась часами, как казалось измученному парню, и он потерпел позорное поражение, не сумев противостоять пожирающему его чувству голода. Пальцы окунулись в давным-давно остывшую кашу и он принялся их облизывать. Неторопливо, потому что ему все равно было мерзко есть из собачьей миски, пусть даже и с собственных пальцев. Он с радостным удивлением обнаружил в каше кусочки мяса и принялся за еду активнее.
Вскоре он и сам не заметил как вылизал несчастную чашку до дна. Голод утих. Другие желания парень старался игнорировать, и ему это неплохо удавалось – зачастую офисным работникам было запрещено покидать их места до прибытия клиентов, поэтому он имел весьма обширный опыт в этом, но одно дело игнорировать естественные потребности, когда ты занят делом, а другое когда все твои мысли только об этом.
Новое желание сводило его с ума и он снова попытался позвать того психа:
- Хозяин…Хозяин! – Его терпение постепенно иссякало. Тело требовало немедленно взять свое, а терпеть становилось все болезненней и труднее. – ХОЗЯИН!!
Он взвыл как раненый зверь и расплакался от собственного бессилия над ситуацией. Поняв, что его никто не слушает кроме собак, которые немедленно отозвались на его мольбу переливчатым лаем он стал подыскивать место, куда можно помочиться так. Чтобы потом он не умер от запаха., однако ему это не очень удавалось – вокруг клетки был постелен линолеум, а медвежья шкура лежала дальше, так что на нее было не попасть.
Занятый этим делом он конечно же не услышал подъезжающей машины, и понял, что больше терпеть он просто не в состоянии, и пристроился на ближайшем углу.
Дверь открылась тихо. Джаред, усталый после долгого и упорного труда вошел и немедленно прислушался. О том, что происходит в комнате его раба, он понял мгновенно. Значит, этот мальчишка решил, что он может не слушаться его приказов! Злость немедленно охватила уставшего Падалеки, и он спокойно прошел в комнату и заметил, что парень съел то, что он ему оставлял. Это его несколько успокоило, однако лужа зловонной жидкости, опасно приближающаяся прямо к ковру заставила его тихо-тихо спросить:
- Что, мальчишка, ты решил ослушаться меня?
Дженсен посмотрел на него как загнанный зверек, но мочиться не перестал. Лужица стала впитываться в ковер, но ни Джаред, ни Дженсен ничего не сделали чтобы прекратить это. Эклза парализовало и в его голове крутились ужасные сцены того, что с ним сделают за это, но он пытался перебороть свой страх, заручившись гордостью, а Джаред ждал. Он видел ужас и отчаяние в глазах мальчишки, однако это его не отрезвило.
Он открыл клетку, быстро расстегнул оковы Дженсена, выдернул его из клетки, едва он перестал, и кинул носом прямо в этот ковер, да так, что Дженсен угодил носом в промокшую часть. Его едва не вырвало от запаха, но ему с трудом удалось сдержать спазм, ведь представив, что с ним могут за это сделать, его охватил ужас.
- Простите, Хозяин.. – Он прошептал, надеясь что его если не простят, так над ним смилостивятся, и это и правда помогло Джареду взять себя в руки.
- Объясни мне свою ошибку.- Он сказал спокойно не поднимая Дженсена и не позволяя ему двигаться.
- Я ослушался вас, и помочился… - На одном дыхании выпалил Дженсен стараясь не вдыхать этот тошнотворный запах.
- А точнее?
Парень задумался, не зная что ответить на это. Он просто не представлял как можно сказать точнее, но он велел думать себе как думает этот садист. Приказы. Он ему говорил, что Дженс должен делать все, что ему приказано..
- Вы не приказывали мне, а я.. – Всхлипнул он, и вновь расплакался. Это было отвратительно, но он ничего не мог с собой поделать.
К большому удивлению Эклза его подняли с пола, отвели в ванную, дали ведро и тряпку, и Джаред велел:
- Убери за собой и больше не совершай такой ошибки.
Сказать что парня отпустило, значит ничего не сказать. На него накатило такое облегчение, что он немедленно забыл, что он здесь на правах похищенного и решение верзилы может поменяться в любой момент, тут же спросил:
- А дышать мне тоже по приказу?
Джаред обозлился и неприятно улыбнувшись сказал:
- Если я прикажу тебе не дышать то ты не будешь, понял?
Дженс понял, что совершил глупость, и решил поскорее исчезнуть из обзора этого психа, и кинулся отмывать ковер. Пока он это делал он и не заметил, как у его ног появились колодки. Вернее, он не придал этому никакого значения, и едва он все отмыл, как его ноги раздвинутыми оказались закованными в колодки, и та же участь совеем скоро постигла руки.
Он попытался вырваться из стального захвата рук Джареда, но ему это не удалось а Джаред спокойно сказал:
- Еще дернешься – я продлю наказание на пять минут.
Дженсен не совсем понимал что происходит, а Джаред вышел из дома. Дженсен немедленно задергался, пытаясь освободиться, но ему не удавалось. Казалось что он вот-вот расшатает эти колодки, но нет. За этим делом его и застал Джаред, который вошел вместе с двумя собаками. Доберманы с темными глазами смотрели пронзительно и Дженсен вздрогнул всем телом, предчувствуя беду.
- Итак, ты сегодня не был хорошим мальчиком настолько, чтобы я мог оставить все это без наказания. Ты ослушался приказа, испортил ковер, ты нагрубил мне – этого вполне достаточно для наказания. – Джаред говорил спокойно, так, словно он объяснял простейшее непонятливому ученику. – В прошлый раз концом твоего наказания было сказать «Хозяин». Теперь же я хочу закрепить тот результат. Запомни – ты должен позвать меня, когда станет совсем уж невыносимо. Ни раньше и ни позже. Ослушаешься – наказание продолжиться еще дольше. Ясно?
Его глаза посмотрели в глаза Дженсена, и тот с пониманием кивнул. Он надеялся что этот..Хозяин - как он его назвал в мыслях впервые, и правда сдержит данное им слово. Однако о сути он догадывался очень слабо.
Джаред подвел одного добермана к Дженсену, и парень замер, пытаясь разобрать что тот делает с псом, за его спиной. Он не мог повернуть голову – она была закована, а отражающих поверхностей рядом не было, поэтому ему было непонятно, а от того становилось еще страшнее. Тело словно закостенело.
Сзади он услышал хлюпающие звери и рык пса. О сути наказания он догадался лишь тогда, когда пес напрыгнул на него сзади, и уложил когтистые лапы на спину стал на задние лапы и двинулся вовнутрь него. Дженсен вскрикнул, ощущая горячую и непривычно шершавую плоть внутри. Его член былgплоским расширенной головкой и протиснулся в узкое отверстие с трудом, ведь Дженсен не был даже растянут, но от ужаса Дженсен сжался, так что пес немедленно начал двигаться сильнее, быстрее и глубже. Головка члена и ствол наполнили его и Дженсен всхлипнул снова. Сзади послышался одобрительный возглас Дженсена:
- Вот так, Марко, хорошо..
Пес, среагировав на голос хозяина стал двигаться сильнее, резче, быстрее, и Дженсен закричал. Головка пса скользила внутри и это было приятно, но и неприятно, и ужасно смущающее одновременно. Он бы никогда не решился на такой эксперимент, но перед глазами плясали снопы искр наслаждения, а анус жгло от легкой боли. Эклз не знал, что пса предварительно смазали, ведь у него не было подобного опыта кроме вчерашнего. От двойственности чувств у него кружилась голова. Это было приятно, и слегка больно и просто невыносимо. Он скулил под псом, двигающимся все быстрее и напористей. Лапы стали впиваться в спину и он чувствовал когти на спине все сильнее.
- Марко, ко мне. – Голос Джареда, несомненно, любимого хозяина заставил пса оторваться от этого увлекательного дела, и развернуться мордой к Джареду, не выходя из парня и заставляя член провернуться внутри, и Дженсен только удивился тому, как вышколены псы у этого необычного человека. Внезапно ему подумалось, что с ним делают то же самое. Приручают как пса, и это заставило его взбунтоваться.
Сам же Джаред прекрасно понимал, что разбухший «узел» у основания члена Марко его раб принять не в состоянии, и придержал его член так, чтобы он не выскользнул из уже обильно смазанного семенем пса тело. Наконец он потянул добермана на себя, заставляя его выйти из растянутого ануса Эклза и, заметив что член Дженса опадает, он с улыбкой сказал:
- Сан, ко мне. – И огладив послушного пса, он хлопнул Марко и подвел его к парню. У пса пока что не опал «узел», ведь этот процесс занимал у всех псов по-разному, но самое меньшее – пятнадцать минут. До тех пор псу полагалось находиться в теле вместе с узлом, чтобы олодотворить ее, но, раз этот процесс был приостановлен, а Джаред придерживал аккуратно член пса у основания, он обогнул Дженсена и, заметив его закрытые в удовольствии глаза и приоткрытый рот, он велел Марко жестами запрыгнуть на него.
Дженсен чуть не задохнулся когда его рот наполнила солоноватая плоть. Он ошалело открыл глаза, но пес загораживал весь обзор. Плоть пульсировала во рту, и семя выливалось толчками, а нечто похожее на мошонку пса расширялось и горячо билось около подбородка в такт псиному сердцу. Прежде подобные ощущения Дженсену были не знакомы. Нет, конечно он не делал минетов прежде никогда, не смотря на то что желание возникало, однако это казалось совсем ненормальным по сравнению с тем, что он видел в гейской порнушке.
Второго пса Падалеки провел по широкой дуге к заднице раба, и набрав в ладонь масла стал неторопливо надраивать псу до того момента пока он целиком не стал скользким и не начал толкаться в его руку. Он помог псу взобраться на связанного Дженса и направил его член в уже растянутый проход.
Марко трахал его рот, однако второй доберман брал его сзади так хорошо что парень слабо взбрыкнул, признавая что все эти ощущения и правда доставляют ему удовольствие. Над ним раздался голос Дженсена:
- Не кусай его, а соси. Это твое наказание, помнишь? Ты же не хочешь еще одно?
Дженсен и сам не знал хочет он еще раз такое наказание или нет. Боль почти ушла, и оставалось удовольствие. Он пытался обо что-нибудь потереться стоящим членом, но не мог. И попросит не мог – его рот был занят. Но постепенно возбуждение становилось непереносимым, и он понял что весь день это его проклятие – хотеть чего-то и не получать, или получать но когда становиться совсем невыносимо. И тогда он понял, что именно имел ввиду Джаред, когда говорил ему слова «когда станет совсем уж невыносимо». Да, за сегодня это чувство стало ему таким понятным, что он дожидался его.
Новый всплеск семени во рту Дженсен удержать не смог и семя тонкими нитями потекло по его губам, подбородку и шее.
- Глотай. – Спокойно приказал Джаред, все еще невидимый Дженсену. Тот послушно сглотнул, но на его губах остались потеки семени. Член Марко наконец то обмяк во рту, и Джаред помог псу соскочить с него не причиняя никакого вреда пленнику. А пес сзади словно и не собирался останавливаться. Наконец, Джаред понял что его эрекция, ставшая болезненной почти горит, и он попросил:
- Хозяин, прошу вас…
Он и не надеялся быть услышанным, особенно когда его просьбу перекрыл рык пса, кончившего в него.Он и не знал что мужчина попридержал пса, чтобы «узел» Сана не протиснулся в него и наоборот помог вытащить из него член, и стал помогать доберману кончить до конца. Однако, не смотря на это, Джаред, конечно же, услышал просьбу, и подойдя к Дженсену сбоку, погладил головку члена пальцами и шепнул на ухо:
- Кончи для меня.
Парня затрясло в судороге, и скрутило. Одного прикосновения хватило, чтобы он кончил немедленно, марая пальцы мужчины своей спермой. В ушах остался нежный шепот, и он не понимал как это возможно, однако почти сразу как он кончил, мужчина освободил его. Сам Эклз находился в полузабытьи, но чувствовал, как его опускают в воду, отмывают ласковыми прикосновениями и шепчут на ухо нежные глупости о том, какой он хороший, послушный, красивый и каждое слово подкрепляют поцелуями.
Это было больше похоже на сказку, в которую он случайно попал из жестокой реальности. Потом его завернули в большое махровое одеяло и отнесли в мягкую постель, а там нежно вытерли. Дженсен уснул полностью только там, с надеждой, что когда он проснется то эта сказка еще не кончиться.

@темы: BDSM, NC-17, Дом, Слеш, Фанфикшн, мои творения