14:05 

Цесс
Отымевши морально обласкаю орально
Дом

Пайринг J2
Рейтинг NC-17 в перспективе
Бета-ридер: жду пока сделает


Глава 1. Хозяин.
Дженсен приходил в себя медленно, неохотно. Голова болела нещадно, казалось что в нее кто-то забивает раскаленные гвозди. Тихий стон сорвался с его губ, но ответом ему стал насмешливый голос, заставивший немедленно распахнуть глаза и посмотреть на мужчину:
- Что-то ты рано начал стонать…а ведь я с тобой еще ничего не успел сделать.
На губах была уже знакомая Дженсену улыбка. Хищное выражение лица и жадный, собственнический взгляд заставил волоски на теле встать дыбом от страха, но унять эту дрожь у него не получилось, и лишь сейчас он заметил, что он целиком раздет. Мурашки совершили второй забег по телу от этого, а третий уже побежал, когда он понял, что его руки связаны эластичной веревкой – руки не сотрет, но и развязаться не выйдет.
Огромные зеленые глаза с ужасом уставились на мужчину, и он с ощутимой дрожью в голове спросил:
- Что..? Где я?..Кто вы?.. Зачем вы меня связали?!! – Его голос сорвался на испуганный визг и верзила удовлетворенно улыбнулся.
- Слушай внимательно - повторять я не стану. Меня зовут Джаред Падалеки. Я решил, что ты станешь моим личным рабом. Тебе лучше не сопротивляться, если ты не хочешь узнать, каким я бываю хозяином. Называть ты меня так и будешь – хозяин. Все мои требования выполнять немедленно и беспрекословно. – Голос был рассудителен, спокоен, но это не добавляло Эклзу спокойствия. С каждым новым словом его стало трясти от страха и злости.
Джаред наблюдал за этими его переменами в настроении со снисходительной усмешкой, которая стала нервировать Дженса еще сильнее.
- Ты! Это похищение!! Ты не имеешь права! – Однако все возмущения Дженса остались без внимания. Джаред спокойно встал, налил себе коньяка и устроился в огромном кресле. Казалось в нем можно утонуть, но мужчина был совершенно не маленьким, поэтому это смотрелось шикарно – огромные оленьи рога прибитые над ним, громоздкая шкура бурого медведя, разлегшаяся под ногами и голова, которая слепо смотрела прямо на Эклза и такого же шоколадного цвета мягкое кожаное кресло, стоящее в тени камина.
Дженс сглотнул и дикими глазами посмотрел на мужчину. Тот являл собой ледяное спокойствие. У его бедра уютно прилег свернутый хлыст, который напугал Дженса еще сильнее. Страх оказался хорошим катализатором для гордости. Ну ужен нет! Так просто сдаваться и подчиняться этому уроду - «моральному!» пришлось поправиться Дженесу для того чтобы совесть не начала возмущаться - он совершенно не собирался! На такие отношения он не согласиться даже под дулом пистолета! Нет уж ки!
В зеленых глазах появился упрямый огонек, а губы Джареда растянулись в еще более пугающей улыбке. Прирожденный охотник – он любил, когда жертва сильна и ее нужно загонять, подчинять, а не когда она сама согласна на все. Так ему не было никакого интереса и он поначалу даже побоялся что этот мальчишка окажется из тех, кто будет его бояться и подчиняться беспрекословно. Такие рабы были нужны только слабым Домам, коим Падалеки совершенно не являлся.
- Отпустите меня! – Дженсен сказал с вызовом, и поднял упрямый подбородок, словно пытаясь придать своему виду еще больше уверенности.
«Очень хорошо» - удовлетворенно подумал Джаред, и мысленно усмехнулся, замечая что тот уже умудрился заслужить себе два наказания. Стоило показать этому упрямцу кто тут хозяин. Хлыст лежал спокойно рядом и Джареду даже не пришлось к нему прикасаться, чтобы привлекать внимание мужчины к тому как именно сегодня его будут наказывать.
- Я не отпущу тебя. Более того, ты заслужил сегодня наказание, ведь ты невнимательно слушал меня, мальчишка. Я велел обращаться ко мне «хозяин». Надеюсь, сегодняшний урок ты запомнишь надолго. – Взгляд зеленых глаз с нескрываемым ужасом опустился на плеть, и Эклз сглотнул снова. Тон мужчины не оставлял никаких сомнений, но его гордость была довольна тем, что он попытался отстоять свою честь, а так же словно шепнула на ухо «Держи удар!».
Эти слова несколько приотпустили страх Дженса перед самим мужчиной, да и хлыстом, и он фыркнул:
- Вам меня не сломить. У вас ничего не получиться. – Падалеки снова улыбнулся, и никого не сказал. Это молчание было пугающим, почти что угрожающим. Губы офисного работника сжались, и он посмотрел исподлобья на мужчину, и приготовился.
Тот, никуда не торопясь, словно наслаждаясь тяжелым взглядом, поднялся, и обошел связанного Дженсена кругом, убедился в том, что тот хорошо связан, и рывком перевернул его на живот и привязал к небольшим крюкам на полу так, чтобы тот не смог перевернуться на спину снова, а так же заставил его поднял зад высоко – для собственного удобства, зная, что такая поза не просто неудобна, а весьма и весьма болезненна и уже через четверть часа начнутся первые спазмы.
Однако сам Эклз даже не подозревал об этом. Его унизила сама поза – голова и руки связаны так низко, что кровь немедленно прилила к ним, а задница поднята высоко вверх, заставляя стоять на полусогнутых. Это было крайне неудобно, но еще больше это было просто смущающее, потому что его округлости и гениталии оказались выставлены на показ мужчины. Падалеки огладил его взглядом и ухмыльнулся. Удобно было иметь маленький домик в лесу – можно было делать все что угодно и при этом совершенно не бояться быть услышанным.
Дженсен сглотнул, тоже осознав эту перспективку, но упрямо cжал зубы, готовый вытерпеть все что угодно.
- Запомни – это для того, чтобы ты научился соблюдать правила, которые устанавливаю я. – Джаред сказал спокойно и опробовал плеть на руке. Ее слабо ожгло. «В самый раз» - улыбнулся мужчина, и обошел парнишку, полюбовался им.
- На первый раз удары буду считать я, но со следующего раза эта твоя обязанность. – Верзила сказал спокойно.
Первый удар опустился на правую ягодицу спокойно, легко, почти что ласкающее – Джаред совершенно никуда не торопился – зачем? У него была вся ночь впереди – и произнес спокойно:
- Раз.
Слова протеста и попытки огрызнуться застыли в глазах Дженсена обиженными слезами. Эй, его даже родители в детстве не пороли! В ударе не было никакой боли – только обида на то, что его, беспомощного порет абсолютно незнакомый ему человек. Однако Дженс опустил глаза вниз, в шкуру и позволил маленьким слезинкам упасть вниз. Это помогло ему собраться и не показать своей слабости перед новоприобретенным врагом.
Второй удар лег так же мягко на вторую ягодицу, и Дженсен почувствовал как к заднице постепенно начинает приливать кровь, и она концентрируясь в паху заставляет его член медленно наливаться кровью. Сжатые губы не выпустили стона, и Эклз сделал вдох поглубже, чтобы перенести третий удар.
- Два. – Так же спокойно сказал мужчина, и сжал половинки немного пальцами, так, что два удара словно покрылись огнем, но это должно было помочь офисному работнику расслабиться и лучше принять следующий удар. Не смотря на то, что это делалось во благо Дженса, тот этого не оценил, и попытался что-то прошипеть, однако новая боль заставила его подавиться словами.
Третий удар лег поперек первых двух. Это было болезненно, но терпимо – признавал через силу Эклз. Не слабые, но еще и не обжигающе сильные три удара заставляли его тело предавать его. Неудобная поза – тоже. В паху кровь концентрировалась и было абсолютно ясно, что очень скоро Дженсен будет готов просить о том, чтобы сняли его сексуальное напряжение. О том, что ломота во всем теле перекрывает спазмы, Эклзу тоже предстояло узнать. По комнате разнеслось спокойное:
- Три.
Рука больше не наносила ударов, и Эклзу было не видно, что делается за его спиной. Однако было совершенно очевидно, что его не трогали, и, набравшись храбрости, он насмешливо спросил мужчину:
- И это все?.. – Словно в ответ на его вопрос посыпались сильные, не особо болезненные, но жгучие удары, которые словно сдирали кожу с его задницы, поясницы и порой попадали по нежной коже под коленями, которые немедленно бы подкосились, если бы Джаред не побеспокоился об этом ранее, когда привязывал мальчишку.
Джаред как и обещал, спокойно считал эту серию ударов, делая короткие вдохи перед каждым числом:
- Четыре. Пять. Шесть. – Удар пришелся смазано –едва не задел нежную кожу мошонки, и последовал короткий перерыв – меньше мгновенья, как удары снова посыпались на нежную, уже покрывшеюся румянцем кожу. – Семь. Восемь. Девять. Десять.
Всего лишь десяток ударов – убеждал себя мужчина, мучавшийся в неудобной позе с ощутимо болезненным стояком. Всего лишь десяток. Его не сломают. Он никогда не назовет этого ублюдка ТАК как он требует. Нет! Ни за что!
Однако вскоре Дженс понял что тот и не собирался останавливаться. На кожу, раздраженную ударами, потекло что-то прохладное. Точнее, прохладным оно было лишь по началу, а чем больше времени проходило, тем жгучее становилась эта жидкость. Сильные пальцы стали ее с силой втирать в кожу и Эклз чуть не расплакался от боли – ему, офисному работнику очень много времени проводящему на стуле, конечно же доводилось чувствовать как задница затекает, и легкое покалывание и слабая боль были ему хорошо знакомы, однако это было слишком.
Гордость заставляла его прокусить губу и сдерживать слезы и крики, а так же не давала выскользнуть мольбе сделать все, чтобы это закончилось с губ. Оставалась слабая надежда, что мужчина устанет его мучить и это будет последним этапом, который придется потерпеть, однако и эта надежда рассеялась как облако в жаркий летний день.
Рука верзилы проскользнула между ногами, и Дженс почувствовал как нежную кожицу, защищавшею ствол члена плавно и мягко отодвигают. После того как эта рука причинила ему столько боли нежное прикосновение едва ли не заставляло выть, но парень напрягся – скорее всего это еще одна часть его пыток. Внезапно Дженсен почувствовал, что внизу что-то происходит, но увидеть, что именно он был не в состоянии – его собственная грудь загораживала весь обзор, однако когда рука исчезла он понял что, скорее всего на него одели что-то типа кольца, которое не позволяло кожицу вернуться в нормальное состояние, а так же перехватывало яички так, чтобы сперма не могла подступить к каналу, а значит и кончить он не мог.
Новый удар лег поверх предыдущих, и от того насколько сильным он был Дженсен наконец-то вскрикнул.
- Одиннадцать. – Напомнил ему Джаред мягко, и Дженсена напугал звук рассекаемого со свистом воздуха.
Двенадцатый удар был еще сильнее, и тогда парень закричал, и его голос разнесся на много миль вокруг, однако никто его не слышал, кому самого мучителя.
- Двенадцать. – Все так же бесстрастно сказал Падалеки, и полюбовавшись ярко-красным пятном, разраставшемся на месте удара заметил. – А сейчас будет тринадцать.
Пришло отчаяние. «Он забьет меня до смерти» - Внезапно понял Дженсен, но сказать ничего не успел. Боль ожгла его – удар лег снова на то же место. Точь в точь. Дженсен захлебнулся криком, и сжался сильнее, пытаясь как-нибудь увернуться от всех последующих ударов, однако ему этого не удалось, а попытка осталась замечена.
- Тринадцать. – Тихо сказал Джаред и добавил угрожающе тихо. – А если ты еще раз попытаешься увернуться от удара, то их количество возрастет вдвое.
Дженсен попытался что-то сказать но боль и слезы перехватили его горло и вместо слов вышел только сип, который снова разверзся полноценным криком под новым ударом. Кожу словно сдернули с задницы, и Эклз ждал чувства струящейся крови по ягодицам, удивляясь, почему ее нет. Его замутненное от неудобной позы сознание не могу взять в толк того, что его ощущения искажаются и усиливаются, а на самом деле все не так страшно. Однако даже если бы Дженсу показали его розовую и в двух местах багровую задницу, он бы не поверил, ведь все его ощущения четко говорили о том, что от поясницы до низа бедра у него содрана кожа.
- Четырнадцать.
Терпеть безжалостный, и даже скучающий голос становилось все хуже, однако еще хуже было терпеть боль от ударов и возбуждения. Ему казалось, что обнаженная головка члена словно охвачена огнем, и он не мог даже шевельнуться, чтобы его как-нибудь сбросить, потушить. Он хотел было взмолиться о том, чтобы все это прекратилось, но не смог вновь – голосовые связки словно отказывались подчиняться, и через боль, через слезы, переступая через поверженную страхом смерти совесть Эклз наконец прохрипел:
- Прошу…
- Не слышу. – Констатировал Джаред и снова опустил удар - поперек багряных, словно пытаясь заставить бедра треснуть поперек и разбить задницу на четыре равные части. Как ни странно боль и напоминание «Пятнадцать и шестнадцать» заставили Дженсена закричать изо всех сил – от ужаса, уже плотно заселившего его сердце, и боли, угнездившейся в теле:
- ПРОШУ, ПРЕКРАТИТЕ, ХОЗЯИН!
Парень и сам не осознал что сказал. Он бы сказал все что угодно, лишь бы боль прекратилась и он оказался на свободе..хотя бы относительной свободе, а не закованный в такой унизительной позе, когда его поджатые постоянно яички хорошо видны, а так же видно как с члена на шкуру капает смазка.
Удары, как и обещал Джаред, прекратились, однако он не торопился освобождать его. Прежде всего остального на свободе оказался член Дженсена, и сильная рука довела его до оргазма парой умелых прикосновений. И только после того, как белесые капельки заблестели на шкуре медведя у камина, Дженсен понял, как сильно у него все болит. Сину, ноги, руки и даже шею сводило от неимоверной боли. Спазмы скрутили бы его в комок боли, но он был все еще крепко привязан.
Впрочем, связанным оставаться ему было не долго. Падалеки освободил его – ноги, которые немедленно подкосились, натянув тело, руки и шею, и Джансен понял, что предательское тело заставило его упасть прямо на месте так, что его лицо буквально уткнулось в шерсть, по которой медленно сползали капельки спермы – самые дальние, а те, что поближе он уже размазал по груди несколько по животу. Сил не было ни на что.
- Запомни. – Произнес тихий голос над ухом. – Запомни это. Запомни, что теперь ты всегда будешь меня называть так, если не хочешь чтобы это все повторилось. – Голос замолчал на мгновенье и еще тише добавил. – И запомни, что если бы ты не упрямился, тебе бы не было так больно.
Однако последняя фраза исчезла из сознания парнишки не успев добраться до мозга – он уже спал, усталый и вымотанный, а Джаред, улыбнувшись, взял его на руки и отнес в горячую ванную, стоявшую на звериных лапах. Там он медленно вымыл мальчишку, вытер его, и отнес в спальню. Обработав там его задницу Джаред с некоторым сожалением понес мальчишку в клетку.
Да, ему было интересно, особенно когда мальчишка сопротивлялся, а в том, что того придется приучать ко всему у Джареда не возникало сомнений, однако.. Он понял что хочет увидеть результат. Раба, который САМ будет стремиться к тому, чтобы угодить ему, и не из страха перед смертью и болью, а… Он не знал от чего. Просто пока что не знал, но уже хотел этого.
В клетке появилась миска с едой, водой и небольшой горшочек, который был на краю, но тоже был закован – пока что у Дженсена не было права им пользоваться просто потому что он, Джаред, этого не хочет. Уставшее тело мужчина уложил на простой матрац но даже не подумал чем-то укрыть. Утром его должно было ожидать шикарное зрелище, а пока…
За дверью в другую комнату послышался лай – нужно было выгуливать его замечательных псов. Ну губах Джареда появилась нехорошая, но удовлетворенная улыбка.
Да, утро обещало стать точно занимательным.


www.diary.ru/~war-and-I/p163589879.htm

@темы: BDSM, Слеш, мои творения

URL
Комментарии
2011-06-03 в 00:09 

Turtlette
Ох, кажется тут слейвик намечается)))) Дженсен и слезы, это сам по себе ходячий кинк. Моя заявка приводится в действие)))Спс)

2011-06-07 в 15:06 

Цесс
Отымевши морально обласкаю орально
URL
2011-06-19 в 17:31 

Azu-san
А вы думали в рай попали? Ага. Как же... Целых четыре раза...
Оу! Хочу продолжение!

2011-06-21 в 21:48 

Цесс
Отымевши морально обласкаю орально
Azu-san пишется)

URL
   

Jack Frost

главная